Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Леонардо Ди Каприо

Работа из-под палки. Как выглядит рабство в России

Мой сын вышел из дома 1 мая. Он был совершенно трезвый. Какие-то молодые ребята предложили ему выпить холодного пива, а затем он очнулся уже на окраине Москвы на дагестанском рынке в Теплом Стане. Он пришел в себя, позвонил жене и попросил забрать его домой. Ему дали клофилин. Он вновь потерял сознание. После чего его погрузили на автобус и привезли в Дагестан, в Махачкалу. После того как жена не смогла найти Вячеслава на рынке в Теплом Стане, мы обратились к милиционерам и правозащитникам. Найти его удалось только три недели спустя, на кирпичном заводе. Он работал на заводе по 12 часов в день, пока однажды не потерял сознание. Ведь он все это время не принимал лекарств и упал в обморок. Из-за этого ему дали отдохнуть два дня, и какой-то парень, который работал на заводе по своей воле, дал ему свой телефон. Он смог только попросить жену забрать его домой. По этому звонку мы и вычислили, где он находится, и приехали на завод с правозащитниками и сотрудниками правоохранительных органов. Вместе с нашим сыном работали русские ребята со всей России. Но он хотя бы не к извергам попал, его не избивали, кормили перловкой. Он не мог уйти не потому, что охраняли, а потому, что пригрозили: если он попытается сбежать, его вернут на завод местные полицейские. У него же отняли документы. Хотя пока он был в Махачкале, сорвал спину. Там создана целая система. Езжайте на Теплый Стан, там столько автобусов уходит в Чечню и в Дагестан с русскими парнями и девчонками, которых там перепродают за 150 тысяч рублей. Нам еще повезло, что сын не попал в Чечню, оттуда, как нам сказали, правозащитники, мы бы его уже не вытащили.

Сперва нам рассказывали, что деньги просто задерживают. Потом нам, а нас там было человек двадцать, говорили, что купят квартиру и оформят гражданство. Мы верили и продолжали работать по 22 часа в сутки. Все это время мы спали на полу на губках в подвале и ели просроченные продукты из магазина. А когда мы поняли, что все это вранье, мы уже ничего не могли сделать. Нам не разрешали даже выйти из магазина. Тех, кто пытался выйти на улицу, били фольгой и каталками для теста по рукам, зубам и по лицу. Когда я попыталась сбежать и спряталась в соседнем подъезде, меня вернули и били. Многих из тех, кому все же удалось сбежать, потом возвращали в магазин, где их ждали побои. Если же кто-то из продавцов пробалтывался, ему угрожали убийством. Через пять лет после моего приезда в Москву я родила сына Бауржана, которого тут же забрали владельцы столичного магазина. За все пять лет до освобождения я его видела всего несколько раз. Он был у них в заложниках. И когда мне сломали руку и выбили зубы, я все равно не могла никуда уйти, ведь у них был мой сын в заложниках. Хозяйка магазина, казашка, была уверена, что мы будем ее пожизненными рабами. Она говорила, что милиция с ней заодно. И мы думали, что это так. Ведь сбежавших девушек быстро находили и возвращали ей. Освободиться из плена мне удалось только после того, как ее мама от одной сбежавшей из магазина девушки узнала о том, где я нахожусь, и обратилась к правозащитникам. Мой сын до сих пор отстает в развитии, ходит с трудом и страдает от рахита. Я надеюсь, что хозяйку посадят, так как мой сын и я сильно пострадали от рук этих людей.

Продолжение

Отсюда