Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Леонардо Ди Каприо

Семь бед один ответ

Мы никогда не слышим друг друга. Мы хотим понять визави. Но чем больше понимаем, тем больше видим фашиста.

Я разговаривал с ленинистом. Старым. Матерым. Умным. Его взгляды просты – резать врагов. Он терпеть не может евреев, еврейскую мафию, юристов. Призывает их убивать. Я ему говорю убивать плохо, на что получаю «приспешник жидов».

Таких коммунистов в России – весь СССР. И дед мне объясняет, как СССР велик, потому что Ленин. Он свят. Он гений. Всё делал правильно. Я говорю: «Ленин убийца». На что дед отвечает, да, ошибки были, но убийства были политически вынужденными. И я понимаю, дед - пидарас.

Мы люди странные. Не хотящие видеть реальность. Замкнутые. Боязливые. Трясущиеся. Боящиеся света и ответственности. Мы хотим вождя. Он всё сделает правильно, а мы водки попьём.

Водка у нас, как Мухаммед у мусульман. Свята. Всё, что пишешь про водку встречает оскал. И достучаться — себе дороже. Я знаю почему. Я сам наркоман. Я знаю, что на том берегу.

У меня пьют все. От родителей до младших сестер. У меня нет ни одного друга, кто не пьёт. И это нормально.

В России – нормально, когда пьёшь в 12, а к 17 бросаешь. Мы алкаши. Это наша традиция. И причина Путина, Ленина, Романова. Мы горой за водку. Только посмей отобрать – тебе не жить.

Я диву даюсь, как люди не могут терпеть курящих травку, жрущих колесы или колющихся морфином, когда сами упиваются спиртовым героином.

Мудрый Лев

Алкоголики. Цитаты

Оригинал взят у chuladis в Алкоголики. Цитаты
«Весь алкоголизм нашего поколения возник из литературы. Сначала был напечатан роман Ремарка «Три товарища», в нем страницу нельзя перевернуть, чтобы герои не выпили. И мы тоже стали пить. Потом появился Хемингуэй, у него тоже все пили. И мы пили. Пили, пока у меня не появился какой-то алкогольный невроз. И я перестал пить водку. Сейчас люблю хорошее вино, шампанское, иногда пиво, но крепкие напитки не употребляю».
Василий Аксенов, писатель.

«Это чудесное чувство, когда ты пьян и все приобретает какой то особенный смысл, хотя потом все пропадает».
Анна Райс, писательница.
Collapse )